Category: лытдыбр

мы

Фотоотчет об автопробеге

Полное собрание сочинений содержание всех серий

Часть 1 - Фотоотчет об автопробеге - Вступление
Часть 2 - Фотоотчет об автопробеге - 10 следов Казани
Часть 3 - Фотоотчет об автопробеге - июнь, Москва! И смех, и слёзы.
Часть 4 - Фотоотчет об автопробеге - От Москвы до самых до окраин
Часть 5 - Фотоотчет об автопробеге - вперед к Ёжику или приключение "русских" в Италии
Часть 6 - Фотоотчет об автопробеге - Новейшая зоология
Часть 7 - Фотоотчет об автопробеге - литература мае таланты
Часть 8 - Фотоотчет об автопробеге - чешское пиво.... нереальное...
Часть 9 - Фотоотчет об автопробеге - а нам всё по-фен-шую!
Часть 10 - Фотоотчет об автопробеге - Буддапешт
Часть 11 - Фотоотчет об автопробеге - формула Дракулы

Часть 12 - Фотоотчет об автопробеге - командоводец едет через мост

Часть 13 - Фотоотчет об автопробеге - счастье как счастье
Часть 14 - Фотоотчет об автопробеге - интригующее название 1
Часть 15 - Фотоотчет об автопробеге - интригующее название 2
Часть 16 - Фотоотчет об автопробеге - КУры вдоль КурЫ


ОСТАЛЬНОЕ ЗДЕСЬ

Скоро появятся новые серии!
Тщательно следите за эфиром в ЖЖ, в Вконтакте и в Facebook-е.
А еще я решила сделать вот как: кто хочет каждый раз на свой электронный ящик получать письмо со ссылкой на новую серию Фотоотчета, может подписаться здесь: blog.kur-lancberg.ru/rassylka
странно

Не успела отчитаться, как пора отчитываться

Собственно нужно еще дописать отчет о летней прогулке. Пока писала, совершила новую прогулку, длинной в 1 месяц. Но о ней я надеюсь коротко рассказать одним постом.

Как водится в нашей семье, поездку я не планировала. Её запланировал за меня Калужский КСП "Надежда" вместе со своим фестивалем "Берег надежды". Этим ребятам я не перестаю удивляться - уже 2-й год подряд они настойчиво зовут меня к себе в Калугу на детско-юношеский фестиваль в качестве мастера и члена жюри. Ну, мастер я из чистого г-на, зато ем немного, сплю мало, а еще люблю детей. Видать, за это и держат. Еще я неплохо делаю вид, что я хороший человек, умеренно лажаю со сцены и почти не кипишую там, где другие вообще могут.
Короче говоря, я прилетела из Челябинска в Москву, переночевала у родни и следующим утром, прихватив с собой племяшку Весту и друга Диму Коломенского, двинула в сторону Калуги. Конечно, еще вопрос, кто кого с собой прихватил. Скорее Дима двух девок. Но это уже не так важно.

Начну с конца.
Фестиваль прошел, на мой взгляд, очень хорошо. Потому что:
там были прекрасные взрослые люди, замечательные талантливые дети и всё действо было не поверите, в СССР.
Лагерь "Белка", в который нас запустили, расположен в невероятном сосновом лесу, где чистейший воздух и очень мирная атмосфера.
Татьяна Дрыгина выкладывала в FB фото оттуда.
Вот распорядок дня. Это не для нас, но для всех остальных.

Клозеты были нормальные, но во дворе тоже предусмотрены, что приятно. На крышах громоотводы.


А вот и виновница фотографий, счастливая до самой макушки. ))

Собственно, ворота в рай.

Эти три дуры (звезда, Ленин и ВЛКСМ) были настолько громадными, что я под ними честно боялась находиться. Мало ли, жахнут вниз прям...

Надо отдать должное, всё находилось в очень хорошем состоянии. Всё свежекрашенное (явно с лета), чистенькое, аккуратненькое. Даже картинки советские, и те не особо выцветшими были.



Пролетарий вот такой. Ходят легенды, что еще в прошлом году на этой стене располагалась такого же плана карта СССР (на всю стену). Но когда Таня Мельник спросила бисектриссу директрису лагеря, мол где же карта, та ей с грустью в глазах ответила: "Осыпалась"...

А по периметру под потолком 15 сестёр. Я бы этот лагерь хранила как исторический памятник великому СССР. Потому что только в этом гигантском здании (в столовой) возникает ощущение великости СССР.

Собственно, впечатлений море. Но из моря вычленились со временем отдельные островки, по которым я и пройдусь.
Во-первых, это потрясающая Татьяна Дрыгина. Мы оказались с ней в одной комнатке и в результате этого общались больше обычного. Таня меня потрясла, кроме всего прочего, тем, что она настоящий борец за справедливость и за чистоту жанра. Это очень круто, потому что я бы в некоторых ситуациях забила и пошла. А Таня очень достойно аргументировала свою точку зрения, которая мне была довольно близка. Еще Таня, несмотря на всякие усталости, с огромной любовью работала с детьми. Это прямо жирный плюс в ее карму. У нее безусловно крутые песни и стихи! И еще она просто красавица!
Были помимо Таниной мастерской и другие. Например, Дмитрия Коломенского и меня. Мы с Димой на таких мероприятиях дополняем друг друга: он меня интеллектом, а я его краткостью. Не совсем логично, но факт.
Под конец фестиваля детей стало в нашей мастерской так много, что я поняла: "эта музыка будет вечной". И тогда я приняла важное решение: разойтись с Димой по двум комнатам и принимать детей так сказать в два рыла потока.
С тех пор у детей пошло выражение "Это было после того как Нюша ушла от Коломенского".

Кстати, мне на мастерской везло особенно с девочками-матершинницами.
Сначала ко мне пришли девочки (очень хорошие, надо сказать) и спели песню "Я шагнула на кора бля кораблик". Простите за их французский. Пришлось манёк подправить. Затем пришла девочка с песней Сергея Бабкина "О тебе". Девочку смутило то, что песня от лица мужчины. Поэтому она (девочка) переделала предпоследнюю строчку. Оригинал "Я бы обнял ее, но она вся до нитки промокла." Что сделала девочка "Я её б обняла, но она вся до нитки промокла." Пришлось объяснить девочке, что не всего мужского в этой жизни нужно чураться.
Как сказал Роберт, на Фестивале лесбийской песни этот вариант бы прокатил, но только не здесь.
Надо отдать должное детям, они мужественно прошли по всему этапу. Посетили всех мастеров по настоянию руководителей групп. Надо ли было это детям - вопрос спорный. Но руководители своё отработали, за что ставлю им всем желанные пятерки.

Что мне нравится в этом фестивале - это его организация. ТЕМА (Таня Мельник) до последнего остается жизнерадостной блондинкой и оптимистичной. Даже в том случае, если фестиваль, как в этом году, вообще не имеет спонсоров.
Всякие там министерства-шминистерства культуры и образования существуют где-то в параллельной реальности. А если вдруг что-то подобное отзывается на вопли подрастающего поколения о помощи, в ответ приходится составлять такие отчётности и проходить столько кругов ада, сколько их нет в реальном аду.
Так что педагогам и организаторам подобных мероприятий надо ставить памятники ещё до фестивалей.

Конечно, не обошлось без эксцессов. Я, будучи по натуре провокатором и треплом, вляпалась в одну историю. Идя в столовую, наткнулась на детей, которые друг друга катали на подкорках или как это правильно? Что-то с корками было как-то... Ну на спине короче. И точно уже не помню кто кому предложил, но в итоге я должна была проехать на спине у великорослого пацана. Взяли меня на слабо. Но мероприятие я предложила отложить до лучших времен. (Мало ли, вдруг меня выкинут из партячейки с позором?)
Лучшие времена не заставили себя долго ждать. Пришел вечер. Мы с великими мастерами отметили прекрасно проведенный фестиваль и я вся такая хорошенькая вывалилась на улицу перекурить это неприличное застолье.
Тут-то дети меня и подловили. Шел снег, было темно, мне было весело и всё по колено. Пришлось взгромоздиться на бедолагу с комментарием "я ж тяжелая". Но парень пояснил мне: "Неее, вы лёгкая!". Парень тронулся и мы помчались по территории. Он бежал, а я гигикала и улюлюкала. За нами бежали какие-то девочки этого парня и оператор с телефоном. Всем было весело.
Оператор поделился видяшкой на следующий же день. Собственно, было просто очень весело )) Дети меня прокатили.
Вообще, если бы меня кто-нибудь заставил жить в пределах Московской области, я бы выбрала Калугу. Причём помещение - лагерь "Белка", а в компанию бы взяла КСП "Надежда" во главе с её главой.
Короче я всем безмерно благородна! Т.е. благодарна!

После фестиваля мы с Димой и с девочкой Асей отправились в Питер. Надо отдать должное Диме: все эти годы всё это время протаскался с моим тяжеленным чемоданом. Пёр его везде, где можно и нельзя. И сдался он (Дима) только уже когда мне нужно было уезжать обратно (в Миасс). В аэропорт я ехала сама, т.е. с Аллой Левитан, т.е. без Димы. Но я его понимаю. Я б еще раньше послала бы себя куда подальше с такой косметичкой.

В Питере меня встретила Вика Голубева. Вот есть на свете таких 2 человека - Саша Анистратенко и Вика Голубева. Эти люди почему-то встречают меня в самое неловкое время из самых жоп мира на своих шикарных автомобилях, везут куда надо и еще и любят за что-то. За что их люблю я, я знаю! А вот они меня за что - я не знаю. Но очень благодарна им всегда!
В этот раз Вика приютила мой огромный чемодан и меня. Накормила, уложила спать, а сама поехала на работу. Белоснежка, одним словом.

Далее я проснулась, перебрала чемодан и поехала в самолет. Ехать было недалеко, поэтому взяла такси. Я задала таксисту на мой взгляд совсем невинный вопрос "Машинка на дизеле ездит?". Всю дорогу после этого мы с водителем говорили о том, как у нас тут все воруют, обманывают и как хорошо в Европе. Хаяли правительство и плохих людей. Собственно, а что (?), мы же с ним белые и пушистые!
Так вот, когда наступил момент расплаты, таксист обманул меня на 15 рублей. Я была подавлена и разочарована. Нахрена эти разговоры, если ты прям тут же обдираловкой занимаешься...
Спасало только одно - самолет был в Европу. Я села и как блоха на перекладных, через Мюнхен прискакала в Нюрнберг. Кстати, перелет из Мюнхена в Нюрнберг занимает всего 20 минут. Так коротко я еще никогда не летала.

Паспортный контроль - теперь я люблю это словосочетание. В то время, когда народ толпился на контроле в двух больших очередях, я нашла третью очередь из двоих людей. Как самая умная, пошла туда. И, как выяснилось, правильно. Очередь была для граждан EU. Таким образом я оказалась в очередной раз "дома". И вот я в Нюрнберге. Вдохнула свободы и спокойствия. Сначала я облизала аэропорт, затем обцеловала U-Bahn (метро), после чего помчалась домой к маме.
В связи со всеми переездами, перелётами и холодом я умудрилась подхватить насморк. Пришлось идти в аптеку за лекарством.

Обычно я покупала детский спрей для носа. Почему детский? Потому что он помогает не хуже взрослого, а содержит меньше всякой дряни, чем во взрослом. И вот я прихожу в аптеку. Меня встречает за прилавком тётя такой улыбкой и таким приветствием, что на контрасте с Россией мне кажется - она всю жизнь ждала тут только меня! Я бросаюсь в её объятия и с комком в горле и улыбкой дебила спрашиваю "Здравствуйте! Нет ли у вас случайно детского спрея от насморка?" Глупый вопрос, потому что я вижу, что вот он детский Отривен, стоит на витрине в количестве штук 50 для таких как я - особо одаренных.
На что тётя спрашивает всё с той же убылкой (опечаталась, но понравилось слово и поэтому я оставила его вам тоже) улыбкой "А сколько лет ребенку?". Я бы сказала, что скоро 33, а пока 5. Но немного помешкав произнесла из всего только цифру 5. Тётя сказала "Тогда да, вам нужен детский спрей, вот у нас есть Отривин".
Надо же - подумала я - какая неожиданность!
Дальше тётя подробно рассказала мне когда принимать, сколько дозировать и в какое место.
Я сердечно её поблагодарила, еле сдерживая себя от дикого желания кинуться в её объятия и от вопля "Я люблю Германию и особливо вас!". Но решила просто сдержанно расплатиться и свалить без эксцессов. Но что вы! Это было бы не про меня ))
Отдала деньги, еще раз поблагодарила, повернулась на выход и тут в спину от тёти последовал вопрос "А у вас мальчик или девочка?"
Я впала в анабиоз ступор, подумала сначала, что я - девочка, затем, что я же вру тёте, потом, что долго над такими вопросами думать не прилично, тем более если ребенку 5 лет, пора бы выучить его пол. И в конце концов я рискнула и сказала - девочка. Тётя заговорщически произнесла "Ein Moment!" и удалилась в складку аптеки. Оттуда она принесла мне очень милый детский браслетик. Это чтобы девочка моя выздоравливала поскорее.
Желание в третий раз броситься тёте в объятия я перераспределила на благодарность и слёзное прощание, и с дебильной улыбкой покинула аптеку.
До этого момента я никогда не думала, что посещение простой аптеки может сделать ребенка, т.е. меня, таким счастливым.
Спустя полдня улыбка таки сошла с моего лица. Привет, нормальность!

Шло время. У мамы на столе я обнаружила хурму, виноград и прочие признаки невиданной роскоши. Набросилась и всё съела. Мама дала мне денег и послала в магазин за фруктами. Я купила всё, что хотела, чего практически нет на Урале - всяких пахнущих спелых немороженных фруктов и овощей. И это было счастье! :)

Собственно, приперлась я в Германию по случаю праздника взросления дорогого племянника Марка. К этому мероприятию меня попросили сделать фильм. Я сделала. На празднике все рыдали. Цель была достигнута.
А вокруг этого события я отпела два концертика: в Карлсруе и Штутгарте и кучу всего узнала и повидала за пять дней прибывания.
Например, увидела своими глазами общежитие с сирийскими беженцами. Надо сказать, они были внутри за занавесками. Поэтому они показались мне мирными и тихими. По разговорам, шухер в стране они наводят, но пока небольшой и, видимо, не критичный. Эта тема там не обсуждается, как и у нас тема "Крымнаш". Поэтому я больше ничего не узнала.
Зато я отлично погуляла с подруженцией Лизкой по улочкам Нюрнберга, кайфанула так сказать.

В Карлсруе был концерт мой напополам с Борей. Во-первых, спасибо Жене Рожкову и Лене Гурьяновой за организацию, теплый приём, вкусные пироги и интересные рассказы про пингвинов. Во-вторых, я узнала, что мой брат - композитор. Т.е. он написал музыку на стихи Насти Шаховой. Это его первая серьезная работа. Гордюсь братом!
На следующий день после концерта меня взяла под белы рученьки Инна Милина и увезла в Штутгарт. Гуляли мы долго и плодотворно аж до самого вечера, пока не приперлись домой к Витям Гагиным. Поясню. У Вити Гагина есть жена Вика Гагина. Так вот они в сумме ВитькИ. Витя даже шутит, что соседи наверное думают, что в их квартире живут гомосексуалисты, ибо называют они друг друга в 90% случаев "Витя".

Я по традиции завалилась в гостях спать, а Инна пошла помогать Виктору варить голубцы. Вечером я устроила всем семейное прослушивание-демонстрацию песен Гавриила Лубнина.
А на следующий день я готовилась к вечернему концерту. За час до выхода Витя ошарашил меня новостью о том, что у меня есть внебрачный брат. Шок я получила в четвернОм размере:

1. у меня есть взрослый брат, о котором я слышу впервые и не от "виновников торжества".
2. Мой брат американец;
3. мой папа не такой уж и святой, как я всю жизнь думала, а потом по его образу и подобию выбирала себе мужа...
4. У меня неправильный муж? shok.gif

Жесть, короче.
Далее идет слезливая история о том, как мой папа однажды посетил США, одарил эту страну своим бесценным геном и поделился с геном половиной своей фамилии. В итоге моим сводным братом оказался восходящая звезда бардовской песни - Джош Ланца.
Первое, что я сделала - открыла фото Джоша, показала Лёхе Гагину (сыну Вити, который не знал о Джоше ничего) и строго спросила: "Мы похожи?"
Лёха кивнул и я чуть не заревела. Но предварительно решила написать Джошу письмо.

Это было бы шикарное индийское кино! И ничего, главное, придумывать не надо!

Так вот, письмо Джошу:
Здравствуйте, Джош. Смайлик.
Мне рассказали интересную историю о том, что вы мой брат. Смайлик.
На шутку это не сильно похоже )) Буду рада пообщаться с вами, познакомиться поближе. Смайлик.


Ответ:
взаимно, сестра. будешь ли ты скоро в питере?

Вот так просто и ясно ответил мне Джош.
Дальше мы договорились встретиться в Питере 23 ноября после моего (напару с Сашей Херсонской) концерта.
А пока вернемся в Штутгарт.
Концерт? Какой концерт? Все мысли о новом родственнике!

- Боря, в каком году папа был в Америке?
- В 1998м.
- Так, значит, Джошу сейчас сколько?
- 9 месяцев беременности и затем... 16 лет? shok.gifОн вроде чуть старше... И вообще он на концертах утверждает, что его папа итальянец...
- Лашатеми кантаааарееее...

...Концерт у нас с Борей прошел довольно неплохо. Под конец я вычленила из всех слушателей одного мужчину и докопалась до него с вопросом, почему он так сурово смотрит? И что я вообще не знаю, что мне думать и делать под таким суровым взглядом.
В ответ мужчина возьми да и ляпни: мол если бы вы, Анна, написали мне стих, я бы изменил взгляд на новый.
На это я попросила у мужчины 5 минут и для вежливости узнала, как его зовут. Зовут его Женя.
Через 5 минут "стих" был готов.

Я поменяю взгляд на новый,
Сказал Евгений хмуро мне.
Смотрел я ранее сурово,
На мир, на солнца свет в окне.

И было всё в округе страшно
И было сыро и темно.
Я не солил на ужин кашу,
Покрепче запирал окно.

Но вот теперь я резко понял,
Что далее так жить нельзя.
Я изменил свой взгляд на новый
И позитивным стал, друзья!

Всё стало солнечно и ясно,
Я замечаю звездный свет!
Ребята, жизнь моя прекрасна!
Я улыбаюсь, я - поэт!

Рифмоплётка Аня Ланцберг

Женя был счастлив, светился и лучился. Картина была похожа на то, как если бы Бармалею дали пирожное и букет цветов, а он растрогался и сомлел.

Ну вот, а вечером, уже лёжа в кроватях мы с Борей, как два одержимых следопыта, до глубокой ночи искали по всему интернету год рождения Джоша Ланца. И нигде не было это написано. Зато 23 ноября я выяснила этот и все остальные моменты. В общем, Джошу почти 3 раза по 16 лет и в то время мой папа физически не мог посетить США. Но зато в глубине корней у нас наверняка есть родня (судя по фамилии). На том мы с Джошем и порешили. И, спасибо Вите Гагину, познакомились и пообщались.

Собственно 22-го ноября я полетела обратно в Питер.

Сказать " I love паспортный контроль" - ничего не сказать. В этот раз контроль был автоматическим. И очередь шла очень быстро. Подносишь паспорт к электронной штуке, она считывает информацию, открываются стеклянные двери, делаешь шаг, тебя фотографирует большой фотоаппарат и большая камера. Вероятно, можно строить рожи. Но "большой брат" следит за этим. После фото открываются следующие стеклянные двери и ты свободен. Опять же, этот сервис пока испытывается только на гражданах EU.

Питер меня всегда радовал. И я готова простить его погоду и климат за то, как он меня окультуривает своим внешним видом и своими людьми. В Питере мне всегда хорошо и спокойно. Спасибо.

Собственно 23-го был концерт, который я слегка описала выше.
Но позволю себе добавить кое-что. Утром 23-го ноября я боролась с мыслями: как добраться до еврейского центра (ЕОЦ) на ул. Рубинштейна 3, где и будет мой концерт.

И тут ко мне в телефон стучится сообщение от Дмитрия Коломенского:

Привет тебе, о Нюша-Нюша!
Я расскажу, а ты послюшай
И нос не вороти.
Ответь без понта, не наглея:
Ты сможешь подойти к евреям
Не позже чем к шести?

А если ты решишь в итоге,
Что в Питере пути-дороги
Запутаны хитро,
То, чтоб распутать страхи эти,
Тебя готов я буду встретить
На выходе метро

"Владимирская", в 17:50...

Отвечаю:
О, Дмитрий! Ты поэт от Бога!
Скажу тебе совсем не строго,
Без понта, но скажу.
Могу прибыть в 17:30
И у метро стоять царицей,
Пока не задрожу.

Дмитрий:
В пять-тридцать? Боже ж мой, не надо!
Среди дождя и снегопада,
Который не иссяк!...
Пусть трушу я, пусть мыслю мелко,
Однако ж зафигачим стрелку
В семнадцать-пятьдесят.

Я:
Однако, Дмитрий, ты настойчив.
Я чувствовала то нутром.
Ну что ж, тогда сдаюсь. И точка.
В семнадцать-пятьдесят, как дойчи,
У станции метро.

Ну вот. А дальше (после концерта) пошли косяком встречи и события. Кофе и булочки лезли из ушей. Я толстела. А после встречи с Алексеем Дзевицким из ушей полилось пиво. И всё же немецкое пиво совершенно другое и льётся иначе )) Родное, что ли? ))
Особенно мне запомнилась встреча с Михаилом Бассом. Учитывая то, что он игрок "Что? Где? Когда?", можно узнать кучу нового и интересного. В этот раз в кучу попал рассказ о происхождении слова ВОКЗАЛ и место под названием "Квартирка", где мы чудесно пообедали в окружении предметов советской бытности, под фильм "Гараж".
А до Миши мы встретились с Алёнкой Аксёновой и всё время тупо проржали.

Кроме прочего меня сводили на концерт Михаила Жванецкого - обожаю его! И в театр на кукольный спектакль "Ленинградка". Впечатления не однозначные, но я однозначно не пожалела.

А еще мы с Куманейкиной пошли в сыроедческий ресторан. Там сидели бледнолицые сыроеды и ели сырую еду. Кто в курсе об этом - поймёт. Кто нет - можете продолжить читать семью строками ниже.
Мы подошли к столику, еще не разделись. Подходит официантка, и я так мордой-чайником спрашиваю "Простите, а где тут у вас курящая зона?".
У официантки отваливается челюсть и она пытается неловко нам объяснить, что мы в сыроедческом заведении. На что я говорю "Я понимаю, где мы, но где тут у вас курящая зона?".
Официантка в ауте. Падает в вобморок, прибегают санитары, уносят ее, занавес.
Короче, там было ОЧЕНЬ вкусно! Ну и весело :)

В один прекрасный момент 28 ноября я вырвалась в Москву. Поезд был в 17 часов вечера. До этого времени я успевала встретиться с Таней Землеруб и затем погулять с Коломенским. Заранее хочу предупредить таких же коротконогих, как и я: прежде чем гулять с Коломенским, осведомитесь у него о скорости прогулки. Ибо у нас было так: Дима гулял с моим чемоданом (он не может без моего чемодана), а я мелкими перебежками периодически догоняла его и восторженно уточняла, о чем сейчас он мне рассказывает, потому что я ничего не слышу, когда он летит вперед против ветра. Но было весело! И это самое главное. Я увидела улицу Пушкина, переходящую в улицу Коломенского и еще двух коней на стене дома. Один молчал, второй говорил. И еще много историй.

В итоге меня провожали кони Дима и подбежавшая за полчасика до отправления поезда врач Белопольская. Аня сажала меня на поезд довольно символично - в белом халате.
Так вот. Решила я шикануть и проехаться на "Невском экспрессе". Что ж, ни разу не пожалела. Что сервис, что коммуникации, что обстановка, что скорость - всё на довольно приличном уровне. Вот так бы все ездили - было бы вообще чудесно.

Дальше все было хорошо. Квартировалась я у сестры и ее семьи. Все чудили по-своему. Но больше всего задору придавала трехлетняя Иришка.
Просыпаюсь от какой-то возни у лица. Вижу картину - Ира обложила мою раскладушку по периметру своими игрушками.
Говорю "Доброе утро, Ириша! Ты голодная?"
- Да.
- Ну пойдём, покормим тебя. - Встаю, иду за девочкой.
Ира, останавливается оборачивается ко мне, показывает на меня указательным пальчиком и говорит поучительным тоном "Носки надень и телефон не забудь."

***
Обедаем.
Ира вылавливает ложкой картошку из супа и спрашивает меня:
- Это на какую букву?
- Это на букву "К" - картошка.
- Неправильно. Это паралепипед. А это? На какую букву? (вылавливает следующую)
- "К", картошка.
- Неееет, это тоже паралепипед!
.... чувствую себя тупой.
Едим дальше. В ложке снова появляется картошка. Я уже согласна на параллелограмм. Дальше видео:

В общем, дитятко развлекало меня как могло.

А ночью я никак не могла уснуть. Лежу себе, читаю фейсбук в телефоне, комментирую, лайкаю. Тут Женя в комментах находит меня и спрашивает, не хочу ли я валерьяночки. Дальше там же в комментариях объясняет мне, как в темноте наощупь дойти до кухни. Я встаю, прихожу. Женя достаёт валерьянку и читает "Срок годности до 2017 года"
Я радостно "Ух ты! До 17-го года будет действовать?"

А в похожую ночь вместо валерьянки я написала вот что:

Мне спать пора, но времена берут своё.
И годы тоже своего не отпускают.
Читать научена и в сЕти, ё-моё,
Я голову с мозгою опускаю.

И не могу сказать, что чтиво хоть куда,
Зато сказать могу и крякнуть что есть мочи.
И эхо лайками обсыпет всю меня,
Что звёздами осыпет лето ночью.

А этим временем в сетИ кипят страстя.
Воюю смело с рифмами и ритмом.
Пугает всё: стихи и новостЯ.
Безграмотность, безмудростность над миром!

Так вот, я вся валяюсь в этом всём,
В башке воротит целую планету.
На что я трачу время, ё-моё!
О, как же сладко жить без интернету!

В Москве я посетила Радио "Россия", Машу Антонову с Климом Назаровым, Таньку Королёву, "Штирлица", Гескину и собственный концерт.
На радио было весело. Собственно, самое веселое, что там было - это цензура. Песню со словами "Береги лес от пожара, берегите вашу мать" пришлось выкинуть. Если не ошибаюсь, песню на Быкова "Нет ни сахара, ни сигарет" тоже пришлось выкинуть Из-за сигарет. А вот про коньяк песня спокойно подошла. Это я рассказываю тем, кто всё ещё считает, что у нас в стране есть "свобода слова". )) Я не расстроена особо, это всё меня скорее умиляет. Но, тем не менее, я очень благодарна Тане Визбор за это приглашение. Целая передача на госрадио - это круто.
А поддержала меня Ирина Поддубко, она же и фоткала нас.

Передача выйдет летом. Когда точно - пока не известно. Известно лишь то, что я очень волновалась, что чё-нить не то ляпну. В итоге во время эфира Таня говорила, а я молча кивала. В один прекрасный момент Таня не выдержала и сообщила мне, что слушатели не увидят моё кивание, поэтому стоит хотя бы иногда мычать или производить какие-нибудь адекватные её речи звуки. И я стала мычать. Не знаю, понравится ли моё мычание радиослушателям, но я честно старалась делать это вовремя и не слишком тихо )) Это так круто - мычать на радио Россия! :)

После радио я отправилась на день рождения к Маше Антоновой. А позвал меня ее парень Клим. Они отличная пара! Самое веселое, что у них было в доме - это ванна, стоящая на кухне, и МАшина копилка с надписью "На нормального мужика".

Из московских событий запомнилось еще посещение Королёвой. Во-первых, мы пели песни друг другу и я протащилась. Еще мы много и откровенно разговаривали. И это было прекрасно.
Затем я случайно попала на спектакль "Штирлиц" в Гиперионе и мне очень понравилось! Очень понравилась музыка, понравилась глубина текстов, понравился Коля Сбытов в своей роли и вообще понравилось-понравилось-понравилось!
Еще понравилось, как перкуссионист и клавишница по окончании мюзикла торжественно пожали друг другу руки. Это было здорово!
Вполне возможно, масса впечатлений была еще и потому, что я чудом оказалась в 1-м ряду наряду с Лёвой Кузнецовым и практически участвовала в этом событии.
Единственное что было немного больно переносить - это свет фонарей в глаза. Лучше бы светили по головам ))) Но зато, конечно, эффект, что тебя подозревают, ищут и вот-вот найдут - безусловно есть. Это вы поймете, когда сходите на "Штирлица" :)

После театра мы попили пива и поехали к Гескиной. Маша спела мне 2 хорошие песни. Вторая круче первой, на мой взгляд (песня про гамак и звёзды). И еще у нее отличный Тюлень дома.
На фото Маша слева.


А еще у меня был концерт в так называемом Арт-пространстве "Тайный Маяк".
Во-первых, так и просилось сказать "Тайный МаНьяк". А во-вторых, он действительно был настолько тайным, что сначала сменил адрес, а затем, когда меня туда вели, я поняла, что он реально тайный. Никаких опознавательных знаков снаружи не наблюдалось.

Концертик прошел нормально. Я почему-то боролась со сном, а народу вроде как понравилось. Надеюсь, народ, я правильно тебя поняла.
В конце мероприятия выяснилось, что это заведение когда-то было притоном. Что ж, выступать в бывшем притоне - это круто! Это по мне. :) А то Лужники да Лужники... скукотень!

Между делом, пока я топала по Москве в мой телефон снова постучалось сообщение от Коломенского:

Ах, Нюша! Лишь в тебе спасенье
И к счастью торные пути!
Не хочешь ли ты в воскресенье
Помочь нам «Топос» провести?

Сей путь не розами усеян,
Но, чтобы шла ты, не скорбя,
Самим Дзевицким Алексеем
Мы бы усилили тебя.

(В Питере есть фестиваль АП "Топос". Ведет его как правило Алексей Дзевицкий).

Ответ:

Ах, Дмитрий, Дмитрий,
Что вы, право,
Вам отказать не в силах я.
Сочту за честь помочь державе,
Облегчить бренность бытия.

Ах, нам придется объясниться,
От вас я жажду инструктаж,
Поскольку опыт с А. Дзевицким
Пока не входит в мой багаж.

Но не боитесь ли вы, сударь,
Что я немного зазвездив,
Как ляпну что-нибудь со сцены,
Аудиторию убив?

Сознанье зала помутится
И, обронив авторитет,
Мы с господином А. Дзевицким
Испортим "Топоса" портрет?

Дима:
Ах, Нюшка, ты такая няшка!
Ты бьютифул и вери гуд!
Да, кстати, привези тельняшку -
У нас в них "Топосы" ведут.

Инструкция проста: Дзевицкий
По ходу действия сего
Порой предпочитает виски -
Так вот, не одобряй его.

Я:
Насиловать людей не смею,
Но не одобрить я смогу.
Тельняшки нет и я без нею
Все эти годы так живу.

Дима:
Ах, Нюша! Комплиментов - тыщи!
Буквально ты спасаешь нас!
Тельняшку мы тебе отыщем -
Чай, Питер - это не Миасс.

Пересылаю это супругу, на что он реагирует:

Провинциальный град обидеть
Так, ненароком, невзначай....
Ма шер, мне больно это видеть -
Вы ж не Миасс, а Питер чай...

Вот так, в 2 притопа и 3 прихлопа я залетела в организаторы "ТОПОС"а. Не знаю, как мне это удалось, но получила я бейджик "Организатор". Хотя за день до проведения концерта участников Лёша Лисицин позвал меня повести в компании Кэт и Коли Сбытова мастерскую "Зеркало". И у них на бейджиках было пафосное слово "Мастер". Но мой бейджик был круче, уж лучше быть каким-нибудь там "Организатором" - не так ответственно )).

Собственно между стихами и дальнейшими пояснениями был поезд Москва-Питер. Эту ночь я провела в приятной компании Поли Матькуновой, Шуры Леонтьева, Леши Лисицина, Антона Степанова и еще других девочек. А наутро была картина: какая-то девочка (кажется, Шурина) пошла за кипятком. На обратной дороге поезд качнулся и кипяток из стакана столкнулся со спиной симпатичного парня. На что парень к моему удивлению не матюкнулся, а выгнулся и истошным голосом завопил "ААААААаааааааа, вот это бодрячок с утрааа!!!...мммммммм......"
Этот был точно из Питера, приличный потому что. Москвич бы матюкнулся.

Ну и вот. Прошел "ТОПОС". Наступило 7 декабря. В 18:00 я должна была заглянуть в КСП "Восток" и спеть 3 песни в "гитаре по кругу". Как выяснилось, я пела на разогреве у Алексея Брунова. А настраивали мне микрофоны мужчины Востока (или настоящие Восточные парни) - Сергей Острик и Валентин Вихорев.
Круто?


Спела и свалила всё в тот же ЕОЦ на концерт Жень: Лапшиной и Ланцберг. Даже успела к началу.
После концерта были разброд и шатания, песнопения и пивопиение через дорогу.
В заведение с пивом каким-то боком проникла пара немцев. Они еще не знали, что их там поджидаем я, Гескина и часть состава "Штирлица".
Как только мы заслышали немецкую речь, Гескина посоветовала мне бежать к ним с протянутым в руке немецким паспортом, мол я здесь, я своя! Но я ограничилась воплем "Родные, я здесь!!!" Выскочила в зал, уточнила, кто из них всех немец, и начала приставать к несчастным парням. Вполне возможно, у них было всего 20 минут и 10 из них я выплёскивала им свои эмоции и рассказы о своей любви к Германии. А возможно, это было иначе. Не знаю. Но я им рассказала всё как на духу, допросила с пристрастием: кто, откуда, зачем и т.д. И ушла "как каравелла по зеленым волнам"...

"Вот и всё приключенье, да и вспомнить чего там"...
Утром был самолёт. Сначала до Москвы, потом в Челябинск.
В Челябинске я получила багаж и села ждать супруга. Наконец-то все покинули зал прибытия, я разочаровала всех таксистов своим отказом, а сотрудники аэропорта уже почистили зубы, собрались выключить свет и идти спать. Как тут ко мне заявился супруг с красной розой. Увидел мою расстроенную физиономию и спросил "Что, уже всех дитишек из садика забрали, а тебя забыли?"...
Обнял, поцеловал и забрал к себе в солнечный Миасс.
Вот и сказки конец, а кто дочитал - тот герой!

Всех люблю и обнимаю!!! :)))
Ваша я.
Нюша

Папин день рождения berg_05

Collapse )berg_05 
Я давно собиралась написать этот пост про папу. Как-то так вышло, что о нём писали многие. Но все писали о том, каким он был человеком там, где его принимали, куда он приезжал…
Я подумала, что наверное никто, кроме меня не мог бы написать про папу то, что знаю только я, каким он был в семье, дома, каким я его видела.
Я хочу написать про ПАПУ.

Папа не просто был порядочным и честным человеком, он был еще таким, каким его мало кто знает.

А начну я вот с чего. Некоторые люди считают меня довольно впечатлительным человеком. Скорее всего, это так. Им виднее. Но, тем не менее, хочу вам поведать один секрет. Наверно, пришло время рассказать вам об этой странной истории.

До известного вам события папа снился мне достаточно редко. Почти никогда. За исключением последних дней его жизни. В эти дни он в бреду звал меня. Почему именно меня – не знаю. Но в такие моменты, как потом выяснялось, он мне снился. Хотите, верьте, хотите – нет. После 29 сентября 2005 года папа стал мне сниться так часто, как я себе не могла даже представить. Каждый сон нес какую-то важную для меня информацию. Возможно, это были просто фантазии или желания. Но все дело в том, что сны я совсем не заказывала, и каждый сон удивлял меня по-своему. В том числе происходила еще одна интересная вещь. Папа мне снился ровно каждые десять дней. Почему так – тоже не понимаю. К этому выводу я пришла, когда, просыпаясь, я брала в руки телефон и собиралась звонить ему. Затем смотрела на дату, клала телефон на место, ложилась обратно в кровать и начинала рассматривать потолок, вспоминая, что же было во сне. На тридцатый день я поняла, что папа снится мне каждые десять дней, а потом поняла, что так же регулярно по четвергам и по двадцать девятым числам.
И вот однажды приснился мне такой сон. Получаю самый обычный конверт, открываю, а там – письмо от папы. На белоснежном листе, разлинованном в голубую строчку (двойной лист из школьной тетради) написано небольшое послание. Дословно я не помню. Помню только, что в первых строках письма было написано: «Дорогая Нюша, пишу я тебе из Самары. Ты за меня не волнуйся, у меня все хорошо. Я живу с другой семьей и у меня все в порядке».
А потом написаны четыре строки из какой-то песни. Песня точно не его, а чужая, но она мне знакома. Если я услышу ее – сразу скажу, что это она. Из этих строк мне четко становится ясно, что папа по мне жутко скучает и что любит меня…
Вот так. Пишу и ком в горле. Дело привычное.
Утром меня терзали две мысли. Первая: почему в Самаре, а не с нами. Вторая: главное, что у него все в порядке, и он живет.

Прошло достаточно много времени с того сна. Много ночей я провела, вспоминая те мелочи, которые я замечала за папой, которыми он отличался, в поисках воспоминаний из самого раннего детства.

В рассказе «Бронежилет» некоторые события уже были упомянуты. Но это, конечно же, далеко не все...

Я долго думала, как написать так, чтобы всем стало понятно: и вам, и папе, и мне. И я придумала. Я решила просто написать папе ответное письмо.

Здравствуй, папа! Как давно мы не виделись! Так надолго ты еще никогда от нас не уезжал… Я успела уже много раз соскучиться и много раз смириться с тем, что ты сейчас в очередной командировке. Почему ты не присылаешь мне свои новые песни? Ты же наверняка их пишешь для тех, кто тебя там окружает. Ты написал мне всего одно письмо. Наверное, все это время ты ждал ответа? Я тебе пишу. Прости, что так поздно. Оказывается, собираться с мыслями можно гораздо дольше, чем мы привыкли себе представлять.
Пап, я тут вспомнила кое-чего, можно я тебе расскажу об этом?

Вы с мамой тогда жили в бабушкиной комнате, в вагончике, уже в Тюменском. Я помню, как приходила по утрам, ты лежал, и твоя рука была всегда на лбу. Я тихонько подходила посмотреть, спишь ли ты. Если ты не спал, ты открывал глаза и еле-заметно кивал мне, немного зажмуриваясь, в знак приветствия. Я говорила тебе «Привет!» или «Доброе утро!». Или я приходила, чтобы спросить о чем-нибудь, потому что по утрам ты спал дольше всех, ты же «сова». И я говорила: «Папа? Пааап?», я задавала тебе вопрос, и ты всегда трезво на него отвечал. Мне казалось, что ты даже когда спишь – не спишь, потому что ответ всегда был членоразделен и адекватен.

А помнишь, как ты сделал у нас в ванной водонагреватель? Тогда горячую воду давали только по выходным, и то часа на два. У нас была семейная помывка и стирка. Ты тогда соорудил огромный бак, в который набиралась холодная вода, нагревалась, на ней был термометр и трубочка с уровнем воды в баке. Из него шел узкий рыжий шланг, из которого можно было экономно себя поливать. А еще ты регулярно ремонтировал с нашими гостями ступеньки вагончика. Но это уже было после того, как ты построил предбанник к вагончику с окошком и сделал на двери звонок.

А помнишь, у нас во дворе росла туя. Её снесли вместе с вагончиком. Жаль, она ведь никому не мешала. Мы её наряжали на Новый год остатками игрушек, которые не бились.
Как-то зимой мы вышли играть в снежки за калитку. Было весело и радостно, что ты пошел с нами. Я тогда на тебя сильно обиделась и пожаловалась маме, потому что ты так запулил в меня снежком, что было больно. Но ты попал, и это было правильно, потому что ты целился. Я тогда еще чуть не заплакала. Только ты не думай, я тогда же и простила тебя. А чего дуться-то? Ты ж не со зла, как мне объяснила мама.

А еще ты как-то предложил нам с Борей и с Женей сделать городок под ёлкой, дома. Мы тогда соорудили на большой фанерке деревеньку. Помнишь, там лежал снег – синтепон, который мы разделили на тонкие слои. На нем стояли игрушечные домики, и в каждом горел огонёк. И еще там были разные сказочные персонажи, и в центре – ёлочка, на которой светилась игрушечная гирлянда и украшена она была малюсенькими игрушками. Мы еще сделали так, чтобы ёлочка крутилась. И все это чудо стояло под большой настоящей ёлкой. Никогда этого не забуду, потому что это была самая настоящая сказка, которую мы с тобой вместе придумали.
Но все равно чаще всего из крупных вещей ты мастерил стеллажи для книг и архивов. И мы вместе морили доски.

Но одними из самых ярких впечатлений всегда были для меня твои записки. Ты подписывался то Дедом Морозом, то Карлсоном, а то писал просто анонимно. Записки были распечатаны на принтере, чтобы мы не догадались, от кого они на самом деле. Но раскрою тебе страшную тайну. Я всегда знала, от кого они, потому что с принтером и программой «Word» умели обращаться ты и я. И методом исключения я конечно догадывалась, кто их напечатал. Не обижайся, я же всегда старалась не показывать виду, что знаю.
А записки были всегда веселые, остроумные и в стихах. Как мы их ждали, ты бы только знал. Потому что найденный подарок по записке означал то, что в подарке этом лежит еще одна записка, и по ней можно найти следующий подарок.
Как-то ты мне писал, что серьги виднеются на горизонте. Конечно, это не дословно, но я тогда сразу догадалась, что ты имел ввиду. У нас в доме был только один горизонт – цветной телевизор, который нам тогда подарил Андрюша Скуратович. Я сразу нашла этот подарок. И там были серебряные сережки, я ж тогда уши проколоть решила. А потом была записка про красный крест. Я долго думала и потом вспомнила, что у нас была аптечка с большим красным крестом, где и лежал подарок. В нем была еще одна записка про желтые занавески. У нас дома была всего одна занавеска, на окошечке из комнаты в кухню. Но она была за секретером. Вспомнила! Желтые занавески, ну конечно! У нас в ванной, и за ними лежал брелок с Марианной из мексиканского сериала. Что я потом в нем только не носила.
Но одну записку я помню дословно. «От подарочков для Нюши упасите наши души». Первым делом я отправилась в комнату, где было больше всего книг. Ты всегда внимательно следил за ходом наших мыслей, но старался не помогать разгадать загадку. Я тогда долго искала, даже в холодильник заглядывала. Но нашла я подарок, как ни странно в ванной, где был подвешен душ, а к нему мой подарок.
А что ты Борьке устроил? Это ж ни один родитель не придумает! Ты написал ему записку от Карлсона. И нам пришлось открывать дверь на чердак, и это на девятом этаже! И там, на крыше, ночью, мы отвязывали Борькин подарок от металлической решетки!

Еще до того, как я прослушала пластинку «Точка, точка, запятая», я мучила тебя несколько раз вопросами, что же все-таки такое электричество. Долго не могла уснуть, я тогда прибежала к тебе на кухню и отдала записку с этим вопросом, потому что у нас были гости, и ты был с ними. Ты мне утром ответил. Я всегда знаю, что могу задавать тебе вопросы в любое время суток. Ты ответишь на них.
А еще мы летели с тобой как-то в Волгоград вдвоем. До этого вы с мамой подарили мне набор фломастеров и тетрадку, чтобы я могла в дороге рисовать. Ты мне в самолете рисовал молекулы, атомы и электроны. И объяснял в очередной раз, что такое электричество. Я помню хорошо этот рисунок, но ответ на вопрос я так и не понимала. Что за частицы? Я же их не вижу, значит, их нет.
Ты мне всегда отвечал на все мои вопросы и долго беседовал со мной. Еще когда я тебе сказала, что, наверное, все-таки мир бесконечен, ты рассказал мне несколько теорий создания мира и представления ученых об устройстве мира, и сказал, что моя версия тоже не лишена смысла. Мы тогда с тобой еще о религии немного поговорили. Эх, на балкончике стоя.
Почти всегда ты знал ответ на самый неожиданный вопрос, а когда не знал, доставал энциклопедию, искал вместе со мной или направлял меня к тем людям, которые знали.

Как-то раз ты привез нам книжку, кажется, Э. Успенского, которая называлась «Сказка в подробностях». На семейном совете мы постановили, что читать ее нам на ночь будешь ты. И ты нам ее читал. Это было счастье, потому что когда читала мама, она всегда засыпала на середине слова, а мы ей говорили «Мам, а дальше?». И она читала еще половину предложения и снова засыпала. Мы опять теребили, и тогда мама извинялась и спрашивала разрешения пойти спать. Мы, конечно же, отпускали ее, не мучить же человека. А ты читал нам «Сказку с подробностями» и еще иногда приносил гитару и пел на ночь песни. У меня были две любимые песни: «Стоят дома большие, там, на краю земли…» и «Ночь бросает звезды на пески…», Юры Устинова.

Помню, как ты приезжал. Точнее так, когда ты уезжал, мама ходила провожать тебя на остановку, иногда мы ходили вместе. А когда ты приезжал, мама ходила тебя встречать. Наши тетки в поселке еще говорили «Сильная женщина, и как она так?». А иногда ты приезжал ночью. Ты тихонько заходил в нашу комнату, мы просыпались и обнимали тебя. Наверное, это замечательно, когда ты заходишь в комнату, а тебя там ждут трое твоих малышей. И у каждого уже есть подготовленный рассказ, что произошло за то время, пока тебя не было.
Так странно, ведь я впервые пишу тебе о том времени, когда ты был с нами…
Ты обещал нам не распаковывать рюкзак, пока мы не проснемся. А мы просыпались и спрашивали: «Пап, а ты рюкзак уже распаковал?» Когда мы собирались все вместе, начинался этот замечательный процесс. Первым делом доставался мешок, который отдавался маме. Это был мешок с вещами, которые ты не успел постирать за время поездки. А потом шли подарки, сюрпризы... В основном ты доставал книги и пластинки. Через несколько лет ты перестал привозить пластинки, и из рюкзака появлялись кассеты, а потом и компакт-диски. Но даже уже в Германии, гуляя по блошиным рынкам, ты приносил домой пластинки с классикой. Для этого ты купил и починил сломанный проигрыватель.
А как-то раз ты привез маме огромное количество разных бус, которые тебе понравились. Мама на все праздники в детском саду надевала разные бусы. Они ей идут.

По приезду, если ты задерживался дома на несколько дней или недель, мне выпадало счастье, ты забирал меня и маму из детского сада. Я бежала впереди, а когда оборачивалась, видела, как вы идете не спеша домой за ручку, и маму покидало обычное напряжение. Она не неслась домой, как угорелая, чтобы что-нибудь приготовить. Она была с тобой, и казалось, вы бы так шли и шли. А иногда вы украдкой целовались, а я кричала вам: «А я всё виииижу!!!». И вам становилось неловко.

Пап, а помнишь то время, когда мы жили с бабушкой, с твоей мамой? Нас было шесть человек в вагончике, где было две комнаты. В одной жили мы, а в другой бабушка. Вы с мамой спали почти на полу, на красных подушках от дивана, под спортивным комплексом, который ты построил для нас.
Мы с Женей и Борей, как обычно, между собой ссорились, мама с бабушкой разнимали нас, а потом сами ругались. Ты приходил домой и защищал маму. И я тебя в те минуты особенно уважала.
Вы с мамой никогда не ругались. По крайней мере, я этого никогда не видела. Только когда мы стали совсем взрослыми, были моменты. Но пока мы были детьми, у нас все было просто идеально. Я просто видела наших соседей, родителей ребят со двора. Там всегда кто-то выпивал, и стояла ругань. Мне это было чуждо, впрочем, как и сейчас.

Я помню, когда мы с тобой были в Саратове, одна симпатичная женщина все предлагала нам заехать к ней, говорила, что у нее дома много разного вида колбасы. Я тогда не особо в колбасе разбиралась. Она перечисляла виды, а ты все отнекивался. А когда мы, наконец, разошлись, я у тебя спросила, почему мы не пошли к ней, там же столько колбасы. И ты сказал, что ты ей очень нравишься, а она тебе не нравится. И она меня заманивала, чтобы заманить тебя. А это плохо. Пап, мне приятно, что ты всегда все честно мне говоришь.

Как-то ты рассказывал мне про Льва Толстого и про Пушкина, что они были бабниками и писали матерные стихи. И я спросила, почему нам в школе врут. А ты сказал, что просто эта часть их биографии не считается нужной в школе. Нам показывают только лучшие стороны этих людей. Но нужно уметь отделять автора от его произведений. И тогда я стала разделять авторов и творчество.
А как мы с тобой болтались по рынкам, ты помнишь? Мы были с тобой на блошином рынке, и после него я завела тебя в пивную, где мне очень нравится. Я до сих пор туда хожу. Меня там знают и рады видеть. Мы с тобой сидели на улице, я заказала для тебя то, что однажды у них ела. Это было очень вкусно. И еще в этот заказ входила анисовая водка. Это был единственный раз в моей жизни, когда мы с тобой вдвоем выпили по пятьдесят грамм этой гадости. И ты стал рассказывать мне про свои студенческие годы и про разных приятелей и однокурсников. Я все внимательно слушала и думала параллельно о том, что все это мне надо запомнить. И я так тщательно об этом думала и старалась запомнить, что так ничего и не запомнила. Только атмосферу, которая в тот момент образовалась над нами. А может, и это самое важное. Мы вот все время гонимся за самым важным и упускаем те мелочи, которые могу обозначать только одного человека, или только то настроение, которое было тогда. Скажи, что важнее?
Меня мама потом очень сильно ругала за то, что я напоила тебя. Потому что ты тогда проходил облучение, и тебе нельзя было пить алкоголь. А я думала о том, что ты получил от нашего общения удовольствие. И это считала главным.
Ты прости, что я так из одного времени в другое перескакиваю. Ты же знаешь, я редко пишу всё по порядку, как надо.
Раз в больнице, я сидела с тобой самую первую ночь. Было уже совсем поздно. Ты почти спал, и мне тогда стало очень страшно. И тогда позвонила из Москвы Женя. Я начала с ней говорить и разрыдалась, а потом вытерла сопли и дала трубку тебе. Я надеюсь, ты тогда ничего не заметил, по крайней мере, я понимала, что это будет ужасно для тебя, если ты увидишь мои слезы. Ты говорил с Женей, а я побежала за медбратом и попросила посидеть его с тобой немного вместо меня. Я выскочила на улицу и закурила, потом позвонила маме, и она успокоила меня. Вернувшись, застала картину, которая меня просто умилила. Ты, долго убеждавший нас, что не понимаешь и почти не помнишь немецкого, рассказывал медбрату, что ты поэт и писатель. Я думала, зачем это медбрату, который никогда в жизни ради этого не станет изучать русский. А сейчас я думаю, что ты цеплялся за него, как за жизнь. Потом ты писал мемуары по просьбе «Новой Газеты». Ты говорил, что они их все равно не напечатают. А я говорила, что раз попросили, значит напечатают. Пап, если не они, то мы, мы их обязательно напечатаем!
Ты тогда подолгу смотрел на экран, а потом начинал путать кнопки. И я уговаривала тебя лечь отдохнуть, а ты все хотел печатать. Мне было больно на это смотреть, я не знаю, сколько тебе можно было в день смотреть в компьютер. Я тебе врала и говорила, что не больше получаса в день. Но мы с тобой тогда договорились, и дело пошло в гору. Помнишь, как ты мне диктовал? И даже когда уже я теряла связь в предложении, ты завершал его. Я удивлялась тому, что мы могли закончить где-нибудь на середине, ты засыпал. А потом тебе хватало одного последнего напечатанного слова, чтобы продолжить мысль.

Еще вот помню, как я ходила по четвергам в Нюрнберге в один клуб, где музыканты играли джаз. Я все грозилась тебя сводить туда. И вот моя мечта сбылась! Мама тогда осталась дома, а мы с тобой пошли. К десяти вечера. Я помню, как ты почти бежал за мной, потому что мы опаздывали. Помнишь эту улицу Glockendonstrasse? Ты перевел название на русский, тогда я узнала эти слова. И ты сказал, что название этой улицы очень красивое. А потом мы пришли, заказали с тобой что-то и слушали. Мне все казалось, что музыканты играют плохо, и я очень волновалась, хотела, чтобы тебе понравилось. А потом ты спросил, можно ли тебе поиграть на ударных. И я сказала, что тут надо договариваться заранее, поэтому не получится. Ты знаешь, пап, после того вечера я еще была там несколько раз. А после сентября я пришла туда только один раз. И больше не ходила. Ты прости меня, пожалуйста, что я тогда отказала тебе. Я думала, что ты себя неважно чувствуешь, и что тебе может стать плохо на сцене. Я тебе соврала, я не знала, можно ли так было выйти и сыграть. Но потом я специально спросила, можно ли так. И мне сказали именно то, что я тебе тогда соврала. Ты все равно прости меня.

А помнишь Грушинский фестиваль? Тот самый, когда мы приехали всей семьей, и меня тогда Сергей Каплан позвал выступить на Кольский бугорок? Скажу тебе честно, я с ним долго спорила. Я спросила его, почему он меня зовет, и он сказал, что у меня хорошие песни. А я удивилась и сказала, что он же их никогда не слышал, откуда он знает, какие у меня песни? И он сказал, что ему достаточно того, что сказал ему ты. Мне, конечно, приятно было, что ты за меня замолвил словечко, но если честно, одновременно было и обидно, что ты меня как будто проталкиваешь вперед. Это было один единственный раз. Я сказала вам с мамой об этом, но вы не смогли пойти на концерт. Это было моё второе в жизни выступление, потому что первое было на Краснодарском слете, в кругу, у костра. На Бугорок я пошла с Димкой Вагиным, он должен был выступать после меня. Это было страшно. Там не было микрофонов, и сидел народ, который шумел и болтал о чем-то своём. Я пела очень тихо песню про зонтики и еще «В моих глазах мелькает осень». Меня никто не слышал и не слушал, потому что я пела очень тихо. Потом были жиденькие аплодисменты. А потом я помню, что всю дорогу от Бугорка до Второго Канала я шла и рыдала. И когда я подошла почти к лагерю, ты встретил меня на тропинке и спросил, что случилось. Я тебе сказала, что это было мое второе публичное выступление, и что у вас с мамой была возможность придти и поддержать меня, но никто из вас не пришел. И мне было очень трудно. Я тогда так плакала, что с трудом говорила. И тогда произошло то, что больше никогда, кажется, не происходило. Ты меня очень крепко обнял и стал успокаивать.
Кстати, всегда вспоминаю, как ты по приезде домой, рассказывал об интересных людях. Ты всегда немного причмокивал, устремлял взгляд вверх и поднимал при этом руку. У тебя часто не находилось слов, чтобы высказать, какой же это хороший и интересный человек.
Папа, ты не думай, что я злопамятная. Я просто помню, как ты меня порол. Ты же тоже помнишь какие-то не очень приятные моменты из своей жизни? Я помню, как я этого боялась. И еще моя интуиция всегда подсказывала мне, что за то, что я делаю сейчас – меня ожидает порка. Я ж прекрасно знала, что можно, а что нельзя. Но любопытство моё не унять было. Но, конечно, не только за это мне доставалось ремнем по попе. Еще ты защищал маму, когда я ей грубила.
Сразу вспоминаю, что в своей жизни я три раза получала от тебя пощечины. Сильные. Первый раз я получила за то, что не предупредила вас, что задержусь после школы, и пошла после занятий к подружке. Хорошо помню. Второй раз я получила за то, что нагрубила Жене. Получила сразу же. А третий раз не хочу вспоминать даже, за что. Но помню, что я тогда не сразу въехала. И думала, что ты со сна разозлился. Тогда, после пощечины, я стала молча обуваться. Мама спросила: «Куда ты?» и я сказала, что куда глаза глядят. На самом деле вариантов было не много. Либо на море, либо к подруге. Поселок маленький. Я вышла из дома и начала тихонечко реветь. Шла и плакала. И стоило мне только вывернуть из нашего двора, смотрю – идет ко мне навстречу Ритка Емельянцева. А я к ней шла. Идет и глаза у нее на мокром месте. Говорит: «А я к тебе». Оказалось, она страшно поругалась с родителями и свалила из дома. Ну, и я то же. И все это одновременно. Мы немного посмеялись над ситуацией, и пошли на море. Когда мы замерзли, решили идти к ней. Потому что ее больше накажут за уход из дома, чем меня. Точнее, меня не накажут. Мы пришли, спросили ее родителей, можно ли мне остаться с ночевкой. Они разрешили. Потом я спустилась на нижний этаж к учительнице химии – моей классной руководительнице, и попросилась позвонить от нее домой. Трубку взяла мама. Я сказала, что останусь на ночь у Ритки, и попросила ее ничего не говорить папе. Мама мне дала обещание. На следующий день я пришла в школу без ничего и сказала, что не выучила уроки по семейным обстоятельствам. Меня простили. А после школы, ближе к вечеру я пошла домой. Ты должен был вечером уехать в командировку. Когда я пришла, ты был дома. Мы не разговаривали. Потом слово за слово и ты сказал, что не спал всю ночь. А мама потом призналась, что говорила тебе, где я была. Я сказала тебе, что тоже не спала. Но я наврала. Я столько днем выплакала, что ночью спала как убитая. А вот ты, кажется, действительно не спал. Наверное, потому что я еще ни разу так не реагировала на твои наказания. Ты уехал. Через несколько дней мама сказала, что ты звонил ей на работу и хотел поговорить со мной. Я не сильно боялась разговора. Скорее, мне было интересно. Хотя, конечно, камень на душе висел страшный. Странное ощущение было, одновременно чувство вины и страшной обиды. Мы так и не говорили об этом ни разу. Но когда ты приехал, мы так соскучились друг по другу, что просто оставили это в прошлом. Потом ты ни разу мне не давал пощечин. А я никогда просто так не уходила из дому. И все же мне интересно, что ты мне хотел сказать тогда?


berg_05 

Еще вспомнила, когда я была маленькой, был период, когда мы с тобой много ездили. Не помню город. Помню, был твой концерт. Я сидела в зрительном зале в первом ряду. Наверное, тогда сзади можно было видеть только мою макушку. Я сидела с какой-то девушкой. Не помню ее. Но очень хорошо помню, что нам с этой девушкой было так весело, что я просто давилась от смеха. А ты пел, пел, пел, а потом так внезапно остановился посреди песни, извинился перед зрителями, спустился со сцены, и каааак врезал мне по попе! Я страшно рыдала, и мне было бесконечно стыдно. Я думала, что на меня смотрит весь зрительный зал. Это было жутко. А девушка мгновенно стала серьезной. И я на нее обиделась. Что-то в этой серьезности было предательское. Вроде только что веселились.
Зато примерно в то же время мы посетили с тобой Ленинград. Ты меня повел в Эрмитаж. Там было столько скучнейших картин! Но ты мне рассказывал про картины, про художников и про направления в живописи. А мне было просто хорошо, хоть и скучновато. Все-таки, гораздо веселее были нарисованы мультики из серии «Карусель, карусель…» И была интересная передача «Спокойной ночи, малыши!»
Прости меня, пап, что я так резко меняю темы и непоследовательно вспоминаю разные случаи из жизни. Ты ж знаешь, в моей комнате и в моей голове всегда один и тот же «порядок».
Я вот вспомнила, как ты меня защищал. Два самых ярких случая вспомнила. Помнишь, было время воздушных пистолетов? Когда к ним еще продавали прозрачные разноцветные пульки. Вот тогда все начинающие подростки стояли на ушах от этих игрушек. Была такая история интересная… Я гуляла с одноклассницей Настей. И в какой-то момент почувствовала, что меня что-то больно укололо в плечо. Я посмотрела, а там огромное пятно красное, очень больно. Потом посмотрела и увидела мальчишку из параллельного класса, Алихана. Он убрал пистолет и смылся. Я пришла домой и сказала, что в меня стрелял Алихан Муртазов. Ты тогда сразу переоделся и пошел на улицу. Я испугалась. Ты вышел из подъезда, нашел Алихана и отобрал у него оружие. Мы с Настей снова пошли гулять, но решили Алихана обойти и пошли в центр поселка огородами. Я думала, он меня прибьет за тебя. Да и Настю заодно. Погуляли, вернулись домой. На следующий день к нам домой заявился Алихан и сказал, чтобы я отдала ему пистолет. Я сказала, что не я отбирала и не со мной разговаривать надо. Позвала тебя. Он тебе по-хамски что-то промямлил, а ты намекнул ему на то, что надо бы извиниться передо мной. И Алихан ушел. Если честно, я не ждала его. Но прошло какое-то время, и он встретил нас с Настей на улице, подозвал к себе, но мы не пошли, решили, что он сам должен подойти. Не думала, что он сможет переступить через себя. Все же он был каким-никаким авторитетом среди пацанов. Подошел и, глядя в землю, извинился перед нами. Захотел пистолет. Я сказала, что если ему нужен пистолет, пусть он поднимется к нам и попросит его у тебя. Тогда он сказал тебе, что извинился перед нами, и ты вернул ему игрушку. Вот это воспитание. Это я понимаю. Пап, я тогда почувствовала, что ты тот человек, который может за меня заступиться. И я тебе очень благодарна за это.


berg_05 

А вот второй случай был уже посерьезней. Была я постарше уже немного, 16 лет должно было исполниться. Мы с соседкой Нинкой решили пойти вечерком на дискотеку в пансионат «Нефтяник Сибири». Он был недалеко от нас, но все же идти туда было не очень приятно. По морю мало кто ходил, по крайней мере, девчонки старались там ночью не появляться, там было много черкесов с плохой репутацией. А по шоссе было более безопасно. Машины, конечно, могли остановиться, но все же старались этого не делать, потому что дорога – серпантин и по одной полосе в обоих направлениях, опасно было просто. Мы с девчонками тогда придумали способ, чтобы безопасно ходить по этой трассе. Когда мы слышали, что едет машина, моя подруга моментально брала меня под руку, а я начинала дико хромать с таким выражением лица, как будто я такой и родилась. Без смеха, конечно, невозможно было это делать. Мы за себя уже не боялись. Боялись только одного, если вдруг поедет скорая помощь.
Нам никто даже не сигналил, но зарядка до дискотеки была «будь здоров»! Так вот один раз мы прошли так по трассе, и, зайдя на территорию пансионата, уже ничего не боялись. Повсюду была охрана. До дискотеки нужно было пройти через пансионат и спуститься к берегу на высоченном лифте. Мы спустились и пошли по берегу, просто так, пройтись немного. В этот момент к нам подошел парень, обычный парень и захотел поговорить со мной. Мы стали говорить, потом он предложил пойти на пирс. Я извинилась перед Нинкой и пошла с ним на пирс. Когда мы дошли до конца пирса, парень сказал, что вообще-то не он со мной хотел поговорить, а его друг. Я сказала: «Зови друга». Пришел друг.… Как у меня затряслись коленки. Парень вроде русский, а друг черкес. Причем с ножницами пришел. И вот, крутя эти ножницы, он сказал «русскому»: «Ну что, повели ее под лежаки?» Было такое место – лежаки в два этажа на берегу. Вот поэтому и говорили «под лежаки». Пап, помню первую мысль, которая мне пришла в голову – это не показывать этим идиотам, что я их боюсь. А потом я начала с ними разговаривать. Они были просто невменяемые. Они грозились утопить в море и демонстрировали ножницы. А я отвечала: сегодня, через 15 минут меня начнут искать везде и достанут из-под земли, потому что, мой папа работает на этой самой дискотеке ди-джеем и вам, пацаны, будет очень плохо. Поэтому, я завтра лучше отпрошусь погулять, и мы прекрасно проведем время. Еще я говорила, что закричу, позову тебя. Но кричать и визжать я не умею, поэтому только угрожала. Не знаю, как так получилось, но они от меня отстали. Я побежала искать Нинку. Она успела меня потерять, оббегать весь пансионат в поисках меня и обидеться. Я схватила ее за руку и мы помчались наверх, в пансионат. Я забежала в ближайший корпус и нашла телефон. Позвонила тебе и попросила срочно придти за мной в «Нефтяник». Пока я ждала тебя, сидела в корпусе и дергалась каждый раз от того, что открывались входные двери, кто-то спускался на лифте или по лестнице. За это время я успела придумать три плана на все три случая, если черкесы появятся с какой-нибудь стороны. Куда бежать, что кричать и т.д. И морально готовилась.
Ты прибежал с нашим гостем Андреем и его другом через 15 минут. Ты был весь красный, тяжело дышал. И еще у тебя в руках были фонарик и нож. Ты спросил: «Где они?». Я сказала, что нужно срочно идти домой той дорогой, которую они не знают. Мы пошли лесом. По дороге я рассказала тебе все до малейших мелочей, как было. И сказала, что ты работаешь в этой дискотеке и т.д., всю лапшу, которую я им навешала. Мы почти бежали через лес. Меня и тебя трясло. Дома я рассказала все второй раз для мамы.
Ночью мне было страшно. Мне казалось, они найдут меня везде, залезут к нам на девятый этаж через окно. Уснула я, когда рассвело. В какой-то момент я вышла на лестничную площадку покурить и увидела в окне этих товарищей. Они стояли на детской площадке и, видимо, поджидали меня. Черкес, как и вчера, крутил на пальце ножницы, а второй просто стоял рядом. Я вбежала в квартиру и сказала тебе и маме, что товарищи пришли и ждут меня. Ты тогда снова переоделся и сказал нам, что скоро придешь. Мама просила тебя не ходить. А ты сказал: «Это моя дочь!». Я тоже испугалась. Ты сказал Андрею и его другу, чтобы они спустились чуть позже. Я смотрела на все из окна нашей лестничной площадки. Ты спокойно вышел из подъезда и прогулочным шагом направился к ним. Через некоторое время из подъезда вышел Андрей с его другом. Андрей пошел в одну сторону, а друг в другую, но оба они должны были по плану обходить кругами площадку и поглядывать, все ли в порядке у тебя. Ты долго с черкесами о чем-то беседовал, а потом я увидела, что товарищи поторопились свалить из поселка, ты крикнул мужикам, чтоб они шли домой и вы втроем вернулись. Когда ты зашел, мы с мамой вздохнули с облегчением. Ты смеялся. А потом рассказал, что им лет по 17, заговорил с ними, они почти сразу сдались. Ты стал им в хронологическом порядке говорить, что вот светленький отловил меня на пляже и предложил поговорить о том-то и о том-то, потом увел, потом пришел черкес. И все в подробностях. Потом они сами стали тебе поддакивать и добавлять все новые подробности в эту историю. А потом в какой-то момент их осенило, и они спросили, откуда ты всё это знаешь. А ты им сказал, что работаешь на дискотеке, и всё видел. Тогда они спросили, почему ты не подошел тогда. И ты сказал, что учил меня вести себя в таких ситуациях и наблюдал, смогу ли я отмазаться от них. В общем, был на стреме. А потом ты сказал им, что у тебя тут везде свои люди и все под контролем, даже сейчас. И ты дал им 4 минуты, чтобы они свалили из поселка и больше к нему не подходили. Они тогда быстро ушли.
Вечером ты сказал мне, что если я еще раз пойду в «Нефтяник», ты за мной больше не прибежишь, потому что тебе не понравилось. А на следующий день мама рассказала на работе эту историю нашей детсадовской медсестре. Впоследствии оказалось, что в ночь, после того как мы сбежали от этих товарищей, они все же пришли в поселок и стали звонить и стучаться в дверь, по адресу, которой я им назвала. Выяснилось, что по этому спонтанному адресу живет Люся - дочь нашей медсестры. Я позвонила Люсе, она мне это рассказала, а также сказала, что у нее как раз муж уехал в командировку, и она осталась дома одна с ребенком. Натерпелась страху.
Помнишь, пап, как я после этого случая сидела дома целыми днями и даже в магазин одна не ходила? Я тебе очень благодарна за твою поддержку и за находчивость!

Вот еще один эпизод всплыл в памяти. Как-то раз, еще давно, я долго думала, что ты, наверное, самый умный в нашей стране. По крайней мере, в поселке – точно. И я так усердно об этом думала, что подошла к тебе и спросила: «Пап, а если бы тебе предложили должность президента страны, ты бы согласился?» И ты тогда поморщился и сказал мне, что туда идут работать еще более умные люди, у которых много здоровья. И сказал, что ты недостаточно внимателен и знаешь меньше, чем положено, чтобы быть на такой должности. И еще ты сказал, что там такая работа, что сутками приходится не спать. А я подумала, что жаль. Потому что тогда бы все было правильно в России. Помнишь? Иногда как вспомню что-нибудь ))

И это только маленькая часть того, что я вспоминала о нашей с тобой жизни. Еще несколько страничек в записной книжке остались мною не расшифрованными. Но это еще впереди. Оставлю это для следующего письма тебе.
Пап, я очень люблю тебя.



berg_05 

Послушать. Клячкин.
чб

Пережить неделю за 2 дня

Говоря о концертах... Состоялось у меня отделение! Целое свое отделение в Германии, впервые за 3,5 года жизни тут! Ура! А почему? Потому что я думала, что тут это никому не интересно. Пела чужие песни. Свои стала забывать. В России было немного по-другому. А тут тишина. И вот на тебе! :) 9 мая - Амберг, 13 - Берлин. А вот в начале июня буду петь детские песни в детском клубе "Солнышко", г. Нюрнберг. Для детишек. Значит все-таки стоит писать и учиться дальше этому делу.

Так вот...
А 13 мая у меня должно было состояться отделение в концерте, проходящем в г. Берлин. Начну с того, что как только я сказала своей Ляйпцигской подруге, что я поеду в Берлин петь, она Collapse )